Аделина Нейман: «Ориентир – на максимум!»

До недавнего времени Аделина была уверена, что в её жизни все происходит чётко, циклично, без шатаний вправо-влево. Любила еще со школы устраивать викторины и праздники для родителей, активно участвовать в школьных творческих мероприятиях, значит, девушке прямая дорога в музыкальное училище – получать профессию хорового дирижера. Почувствовала на четвёртом курсе, что душа лежит не совсем к этой специальности, значит, надо ехать в Питер, поступать на режиссёра театрализованных представлений и праздников.

– Кто-то подсказал мне, что есть и такая специальность, – вспоминает Аделина. – Я еще удивилась тогда: «А что? На это учат?» и очень обрадовалась, ведь это то, что мне нужно. В училище после 9-го класса мне было нелегко, в основном у всех сокурсников за спиной несколько лет музыкальной школы, а мне пришлось с азов всё учить, знала только, как ноты называются. Ну ничего, надо так надо, даже мысли не было бросать, все упорно осваивала. Может, синдром отличницы помогал в этом, есть у меня такое. Окончила училище, и вперед, в Питер. Поступила в Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств на платное отделение, так как на бюджет было сложно: конкурс примерно 20 человек на место. А после первого года обучения меня перевели на бюджет как отличницу, выпустилась с красным дипломом и уже семь лет работаю по любимой специальности. 

Место реализации творческих сил Аделины – «Приморский культурный центр», бюджетное учреждение Приморского района Санкт-Петербурга. Центр организует культурный досуг своих посетителей, взрослых жителей района и детей, развивает их таланты в студиях вокала, изобразительного искусства, хореографии, театра и других, проводит для них праздники и различные мероприятия. 

– Вот эта часть про мероприятия – как раз моя зона ответственности, – поясняет Аделина. – И очень объёмная, скажу я вам, зона. С одной стороны, я этому рада, так как многозадачность позволяет реализовывать свой потенциал на все сто. Я, в принципе, люблю чисто организаторские моменты – планировать, продумывать, как воплотить идеи, заполнять различные документы. Но при этом я не вижу своей жизни без творческой составляющей. И мне повезло, в моей работе именно такой симбиоз есть. Я больше, чем просто режиссёр. Выступаю в роли сразу нескольких специалистов: и сценарист, и режиссёр, и администратор (договариваюсь с партнерами, с коллективами, решаю все возникающие во время мероприятия проблемы), и ведущая, и артистка, и гримёр, и костюмер, и реквизит изготавливаю, и декорации. Такая вот всеобъемлющая профессия, просто идеальная для меня! 

Жизнь по строгим планам и шаблонам, а именно такой формат работы чаще всего позиционируется в бюджетном учреждении — это же не по душе творческим личностям. Но и в этом Аделине повезло: в Приморском культурном центре лояльная к креативным порывам атмосфера, администрация всячески поддерживает влюбленных в свое дело специалистов. 

– К примеру, я должна по плану сделать концерт, но эту форму ты можешь наполнить своими идеями, содержанием по своему сценарию. Допустим, я обожаю джаз. И руководство центра мне говорит: «Окей, но у нас на это мероприятие нет финансирования, если хочешь что-то большее, то ищи, придумывай». Хорошо, проблема для меня – это же еще и шанс для личностного роста, это формирует твои личные навыки и качества, потому что приходится выкручиваться, с кем-то коммуницировать, искать актеров, исполнителей, или параллельно находить дополнительное финансирование от спонсоров и партнеров. Таким образом, в прошлом году я организовала цикл мероприятий из пяти театрализованных представлений, посвящённых истории джаза. Театрализация истории, основанной на фактах и документах, через сценические выразительные средства под живую музыку, создаёт невероятную атмосферу для погружения. И это драйв для меня, отдушина для моих творческих устремлений. Был бы этот проект коммерческим, я бы, наверное, смогла сделать ещё круче, но пусть это пока будет планом на будущее. 

Проект «Курс молодой барышни»

Интересен был для Аделины и другой проект – социальный, для подростков с девиантным поведением. Опять же – форма была спущена «сверху», в зафиксированном на год вперед плане мероприятий учреждения. А вот каким содержанием его наполнить, тут для режиссёра был свободный полет. Она подумала – эти «трудные» девчонки чаще всего не имеют базовых бытовых навыков, несмотря на то, что в школьной программе есть уроки технологии. Не умеют шить, готовить на самом простом уровне. Почему бы не сделать проект в виде КМБ – курса молодой барышни? Получилась полугодовая серия мастер-классов для подростков из соседней школы, с привлечением разных специалистов, в том числе и психолога. 

Для других проектов, также для подростков, понадобились навыки видеосъемки и видеомонтажа.

– Ходила на курсы повышения мастерства по режиссуре кино, я почти каждый год где-нибудь квалификацию повышаю. Пока времени не хватает снять что-то прям своё, но в рамках основной работы я стала применять собственные идеи, вышло два проекта-онлайн, в том числе и из-за режима пандемии. Один называется «Секретный элемент», он посвящён искусству этикета, выпущен в виде трех короткометражных видеофильмов. Другой проект под названием «Это не моё» – антинаркотической направленности. Это не лекции, не уроки, а также короткометражки – аллегории на различные известные фильмы и сериалы, там даже нет речи напрямую про наркотики, мораль идет, как в басне, подспудно. Такие разноформатные проекты – отдушина для меня, вкладываюсь в них максимально, и как режиссёр, и как реквизитор, и в прочих ролях.

Не только разноформатность нравится Аделине в своей работе. Очень греет душу то, что своим искусством она не просто развлекает, веселит народ, скрашивает досуг людей, а что есть просветительская польза в проводимых ею мероприятиях. Кстати, это и от профессионального выгорания очень спасает. Творческой личности жизненно необходимо чувствовать, что его работа воспринимается публикой, находит отклик в сердцах зрителей и слушателей. 

– Нравится доносить до людей идеи не через разум, а через чувства, сопереживание. Если это праздник, посвящённый Дню семьи, то хочется при помощи слов, песен, театрализованной композиции напомнить о семейных ценностях, задеть в людях душевные струны, сердечное отношение к родителям, к детям, к своим возлюбленным. Если это День памяти и скорби 22 июня, то хочется вместе с пришедшими на мероприятие пережить горечь утраты наших соотечественников во время Великой Отечественной войны. Если мне удается достичь такого эффекта, то я прям кайфую от своей работы!

День работника культуры

Но не все в жизни Аделины происходит циклично, по порядку. Историю ее поисков своей этнической идентичности можно начать со слова «однажды». Что было бы, если б однажды мама Аделины не увидела в трамвае объявление о том, что клуб российских немцев в городе Череповце приглашает всех желающих присоединиться к их деятельности:

– Немецкая линия у нас – от дедушки, папиного отца. Но так случилось, что в 1990-е годы дедушка уехал на заработки, связь с ним прервалась. Просто информация осталась, что он немец по национальности, а подробностей, истории семьи как таковой не знали. Только наша фамилия и мое отчество Германовна напоминали о немецкой линии. И только после того объявления – приглашения в русско-немецкий Центр встреч потихоньку завертелось-закрутилось наше расследование. Я тогда первый раз поехала на проект — лингвистический лагерь для детей, организованный Международным союзом немецкой культуры. Это был 2004 год, а уже в 2009 году меня пригласили на первый творческий проект от Авангарда, который проходил на Алтае. С того момента у меня появился человек, который до сих пор является моим другом — Инга Штралер (Унгефуг).

С 2013 года количество проектов приумножилось в несколько раз. После десятого на моём счету перестала считать, это уже как образ жизни. На проектах всё глубже погружалась в историю российских немцев, узнавала традиции, семейные истории от участников проектов, а мне нечего было вспомнить. Загорелась узнать прошлое, восстановить хронологическую цепочку нашей семьи.

Аделина признается, что ей страшновато было начинать поиски своих корней: а вдруг окажется, что фамилия Нейман не является немецкой (окружающие не упускали шанс намекнуть), и нет в их семье никакой немецкой линии, а ведь она за несколько лет уже привыкла к сообществу российских немцев Череповца, а потом Санкт-Петербурга, ощущала себя словно среди родных людей. Но судьба снова подкинула намек, мол, надо идти дальше: два года назад один из участников движения увидел фамилию Аделины, и так как он сам тоже находился в поисках своей генеалогии, спросил – «а у тебя случайно, нет родни вот в этой ветви»? С тех пор Андрей Андрес, изучающий историю немцев-колонистов Поволжья (сейчас он живет в Германии), подключился к ее поискам. 

– Сейчас мы дошли до первых моих предков, кто переселился в Поволжье в 1864 году, это, конечно, было через 100 лет после указа Екатерины II, но это уже больше, чем ничего, это уже внушительный разведанный отрезок нашей семейной истории. Знаем, что прадеды из поволжских немцев, что у одного из них была мельница, у другого доходный дом. Это для меня как глоток свежего воздуха, понимание, что я двигаюсь в правильном направлении. И как будто вместо хаоса в голове – раз, и сложился пазл, прорисовалась хронологическая линия. Мои предки – из Лизандергейского кантона, село Кеппенталь (сейчас – Энгельсский район). В 1942 году были депортированы в поселок Чаны Новосибирской области, прабабушка с прадедушкой избежали трудармии, работали в колхозе.

Переезды для нашей семьи на этом не закончились. Дедушка, когда создал семью с бабушкой, поехал в Киргизию, оттуда еще куда-то, потом в Украину. Я там родилась, как и мой младший брат, в Донецкой области. Когда мне было 9 лет, мы переехали в Череповец Вологодской области. 

Творческая мастерская в Иванове, 2018

Своё отношение к поискам немецкой идентичности Аделина теперь и другим транслирует, как член совета российских немцев Центра и Северо-Запада, и в рамках работы в немецком молодежном клубе Санкт-Петербурга. В том числе и с помощью проектов:

– Проводили творческую мастерскую в Калининграде, ребята рисовали картины, вдохновившись поэзией российских немцев, затем снимали на видео, как они читают эти стихи, и совмещали с визуальным рядом. В Иванове делали театрализованный перформанс по истории российских немцев. В Санкт-Петербурге вдохновляли участников на создание профессиональных мероприятий с этнокультурным компонентом.

Аделина намерена и дальше раскручивать нить своего генеалогического прошлого. И немецкий язык есть желание освоить лучше:

– С проекта приезжаешь с мыслью – надо взяться всерьёз, со школы ведь этот язык учу, и в училище потом, и в университете, и проходила интенсив от Гёте-института. Результат-то есть – когда в Германию приезжаю, начинаю даже думать на немецком. А вот когда не используешь его в обыденной жизни, когда снова с головой окунаешься в работу, то это намерение отходит на второй план.

Вообще для малых и больших планов, а также для светлых идей-мыслей, внезапно пришедших в голову, у Аделины есть специальная записная книжка. Там и про Deutsche Sprache написано, и про мечту снять свой фильм («Однозначно жизнеутверждающий, с тонкими мыслями, помогающий зрителю»), и про освоение тайм-менеджмента и курсов для руководителей:

– Я не гонюсь за статусами управленцев, но чтобы работать с командой, нужны некоторые знания. Тут для меня лучшим примером является Арина Немкова – директор Русско-немецкого центра в Санкт-Петербурге. Я бы также хотела собрать вокруг себя команду из увлеченных делом людей, открытых, интересных, и вместе качественно реализовывать классные проекты! Создавать атмосферу, мотивировать, поддерживать идеи. Считаю, что команда – залог успеха и результат деятельности руководителя!

Я искренне восхищаюсь профессионалами! Неважно в какой сфере и на какой должности, но они знают своё дело и качественно его выполняют, можно быть уверенным! Мне везёт на людей – в моём окружении много профессионалов. И, конечно, могу гордиться, что все в моей семье образованные и успешные специалисты.

Желание разложить и мысли свои, и дела по полочкам, по порядку, это у меня точно от немецких предков, – смеётся Аделина. – И неисполнительность других меня огорчает. Хотя с возрастом, с опытом я уже стала лояльней. Не то что бы я зануда, но считаю, если ты можешь исполнить дело качественно, хорошо, не идеально, но на свой максимум возможностей, то делай! Что-то пошло не по плану – импровизируй! Для меня это важно, даже элемент счастья в этом есть. Чтобы гармония была во всех сферах жизни – и в личных, и в профессиональных, взаимопонимание с близкими людьми, реализация своего потенциала. И вот эта реализация, особенно профессиональная, для меня невозможна без самоотдачи, без ощущений, что ты находишься на своем месте. Приятно осознавать, что ты приносишь пользу другим, что ты важный элемент большого механизма. И что ты стремишься достигать всё это по своему сегодняшнему максимуму!

 

Обращаем ваше внимание, что вы или ваши знакомые — молодые профи из числа РН — можете стать героем данной рубрики! Заполните заявку и мы свяжемся с вами: https://forms.gle/76vQy7X7yYrN13AR6

 

 

Exit mobile version