Если бы существовал такой вид спорта как «трудоголизм», то Марк Розенфельд, бесспорно, был бы в сборной, представляющей нашу страну на Олимпийских играх в этой дисциплине. 

– Если честно, я готов отдаваться работе весь целиком, невзирая на время и силы, – говорит наш герой. Зато я такой кайф испытываю, когда ухожу из офиса с мыслью о том, что сегодня сделал все возможное, все, что запланировал и что важно для компании. И сделал это качественно, с полной отдачей, на 101%.

Источник своего перфекционизма Марк относит к немецким корням. Мол, исполнительность, ответственное отношение к работе, пунктуальность, внимание к деталям – это у него от предков:

– Люблю, когда все на местах и по полочкам, чтобы в тексте не было ошибок и пропущенных букв, чтобы стул и стол стояли ровно. Почти каждое мое утро начинается с определённых отточенных годами действий. По приходу на работу я точно знаю, где что лежит, в каких папках. Но! Это одновременно и мой плюс, и мой недостаток: он не мешает мне жить, но все-таки ломает тебя изнутри и это энергетически затратно – когда ты не позволяешь себе ни на йоту косячить, потому что в твоем понимании все должно быть сделано изумительно, идеально, по-немецки! И никак иначе!

Можно предположить, что у Марка в семье, где мама и отец, бабушка и дедушка по маме – все немцы – воспитывали только в строгости, отсюда такая тяга к «орднунгу». Но нет. В семье его всегда поддерживали, как дополнительный стимул использовали подарки и сюрпризы:

– Помню, дедушка говорил – вот сдашь четверть на пятёрки, полетим из Омска в Новосибирск. А у меня страсть к самолетам с детства, всегда хотелось понять, как они летают. Так я и закончил школу с отличием. Конечно, не потому что меня время от времени мотивировали, мне сам процесс учебы нравился, я чувствовал, что должен это свое дело на тот момент совершать ответственно. А еще я настолько доверял родным, что их ценности, их выбор чего-либо в большинстве своём становились и моими реалиями. 

Поэтому так получилось, что Марк, особо не стремившийся «химичить», поступил в Омский нефтяной колледж на химика. Потому что семья сказала, что это круто, что будет много перспектив, одна из них – омский нефтезавод, где можно работать, «как у Христа за пазухой». 

– И не жалею об этом. Неизвестно, как сложилась бы моя карьера, не будь этого первого не совсем «моего» выбора. Мне кажется, такие случайности совсем не случайные. В колледже я быстро со многими перезнакомился, до сих пор с некоторыми ребятами поддерживаем отношения. Отучившись там полгода, я узнал, что наш колледж сотрудничает с московским Российским госуниверситетом нефти и газа имени И.М. Губкина, что между ними есть договор о действии программы обмена студентами. И следующие полгода я усиленно готовился к специальным экзаменам, чтобы по этой программе перевестись в Москву.

А если Марк поставил перед собой цель, то, как мы поняли, результат на 99% понятен: перевелся омич в столицу. Но на этом околопрофессиональные метаморфозы не закончились. Поучившись еще какое-то время по прежнему профилю, погружаясь в органическую, неорганическую, коллоидную и прочую интересную химию с раннего утра и до позднего вечера, Марк понял, что это «не про него». Понял, что ему ближе гуманитарные науки, особенно история, обществознание, философия, и – перевелся туда, где этого было больше, чем на нефтехимическом профиле – на экономический в нефтегазовом деле.

– Потому что не видел смысла тратить время и силы на то, что мне не интересно, особенно если уже четко понимал тогда, чего я хочу от высшего образования. Хотя преподаватели отговаривали от такого поворота. В итоге я закончил то направление, которое мне нравилось, и – не пошел работать по специальности. Не пошел в нефтегазовую отрасль. Но работаю там, где мне нравится и в том направлении, что мне пока по душе. 

Такой вот гамбит, когда подсознательно, а может благодаря хорошей интуиции, ради существенного шага вперед жертвуется ранее завоеванная ступень. В настоящее время Марк – руководитель одного из подразделений бизнес-аналитиков немецкой логистической компании DHL. Еще во время учебы он проходил здесь стажировку, работал с финансами, а потом устроился на полставки менеджером по сопровождению клиентов, работал после учебы, в выходные.  

После вуза сюда и устроился, за 5 лет рос по карьерной траектории шаг за шагом от менеджера по бизнес-анализу до руководителя этого направления. Признается, что работа очень по душе, идет в офис как на праздник, и готов ради результата, как можно прочитать в начале нашей публикации, и личным временем, и силами жертвовать. 

– Компания перевозит грузы по всему миру, а бизнес-аналитики нужны для оптимизации организационной структуры фирмы, для автоматизации всех бизнес-процессов. Мы как психоаналитики, нащупываем проблемы, слабые звенья в огромной цепочке процессов компании, вырабатываем эффективные решения для их устранения, внедряем элементы менеджмента качества. Также мы помогаем убедиться, что разрабатываемое программное обеспечение соответствует требованиям технологии и качества, помогаем настроить интеграцию между клиентами и компанией, чтобы была гарантия безопасности передачи данных от клиента к нам и обратно, чтобы программы были настроены как следует: клиент нажимает кнопки, и на мониторе или на экране смартфона отображается все, что он хочет знать. То есть в целом мы обеспечиваем комфорт интеграции между нашей компанией, партнёрами и клиентами — это золотое правило бизнеса для нас.

Задача Марка как руководителя – проверять качество работы сотрудников подразделения. И – быть локомотивом, драйвером. «В совокупности я продолжаю делать то, что делал, будучи еще менеджером, обычным бизнес-аналитиком, при этом контролирую свою команду, общаюсь со своим начальством, чтобы находить новые инсайты, лучшие решения для наших клиентов».

Нагрузка непростая, нередко Марк засиживается на работе допоздна. Но и источников вдохновения, как он говорит, здесь тоже немало. Греет душу и амбиции то, что компания большая, международная, с раскрученным брендом и высоким рейтингом, лидер на мировом рынке логистических услуг. А значит, на этом рабочем месте можно получить бесценный профессиональный опыт. «Мы работаем с такими гигантами как Газпромнефть, Газпромбанк, Лукойл, Ростех, создаем для них бизнес-продукты, это большой плюс в мое портфолио». 

– Очень нравится и то, что я вижу реальные хорошие результаты своего труда, их отмечает и руководство, не забывает об этом говорить, это меня мотивирует и дальше приносить пользу компании, развиваться дальше, как специалисту. Я понимаю, что делаю, зачем и для кого делаю, и такая четкость тоже по мне. Люблю, когда все систематизировано. А вот хаос, беспорядок – это не по мне.

Свободное время? Ну, его у Марка почти нет. Он ведь еще и в общественной организации руководитель, возглавляет в столице молодёжный клуб российских немцев «Warum бы и nicht», а также является членом Совета Немецкого молодежного объединения. Тут надо совершить небольшой экскурс в его прошлое. Родился Марк в Омске, но малой родиной считает некогда немецкое село в Омской области, где живут его бабушка с дедушкой. 

– Я проводил там все лето, как подрос, часто приезжал туда, рос в аутентичной атмосфере российских немцев, где отмечали Пасху и Рождество по немецким традициям, многие говорили по-немецки. В девяти километрах от нашего села есть поселок, в котором родился мой дедушка. Во времена моего детства там проживало около 200 человек, и почти 90% из них – наши родственники, Розенфельды. Я мог там в любой двор зайти как к себе домой, попить чай, поговорить. Постоянно приезжали родственники родственников из Германии, привозили подарки или посылки слали. Даже сотовый телефон привезли, Нокию с интерфейсом на немецком языке, мы с ребятами крутили его, вертели, не знали, что с ним делать.

Такая атмосфера и бытие, такая немецкость в детстве Марком воспринимались как нечто обыденное, мол, все так живут. И культурным шоком для него при последующем переезде в город в Омск стало понимание, что есть мир, в котором не говорят по-немецки, в котором каждый второй, а то и первый просто не знает, кто такие российские немцы. Отдушиной для этнической идентификации тогда стала школьная деятельность, где он во время национальных праздников на различных площадках города представлял вместе с другими ребятами немецкую культуру. В Москве тоже стал искать подобные организации, нашел в интернете сайт НМО, заполнил анкету, стал ждать приглашения. С той стороны молчали. Тогда Марк нашел страницу НМО ВКонтакте, написал исполнительному директору вопрос – как стать участником движения, мол, мне интересно это направление. «Ты точно нужен московскому молодежному клубу, — ответили парню. – Вот ссылка, пиши туда». Через день-другой Марку позвонил председатель клуба, ребята проговорили часа два обо всем подряд, нашли много общих тем и точек соприкосновения. С того дня и закрутилось: Марк стал ходить на мероприятия клуба, вместе с участниками приводил в порядок памятники, захоронения на кладбищах, отмечал национальные праздники, брался за социальные проекты. По своей инициативе взялся за информационный блок клуба. «Открыл тогда по-новому для себя общественную работу – когда энтузиазм прет, когда хочется, чтобы о нашей деятельности знал весь мир, чтобы в клуб приходили новые активисты».

Что ж, у Марка и здесь получилось на 101%. В 2021 году на ежегодных перевыборах ребята доверили ему роль председателя клуба. Ответственности прибавилось.

– Во время пандемии был спад активности, сейчас снова прирост идет. Мы стремимся работать не только внутри движения российских немцев, но и на разнообразных внешних площадках, презентуем «Warum бы и nicht» в вузах, в других организациях и учреждениях, на форумах, семинарах, круглых столах, панельных дискуссиях. Я в очередной раз открываю для себя как общественного лидера новые стороны этой работы, работы клуба в целом, испытываю огромное удовольствие, представляя интересы российских немцев. Планы на этот год и на ближайшее будущее у нас грандиозные!

Удовольствие Марк испытывает и на другой своей общественной работе, он основатель и редактор рубрики «Немецкое радио» в Немецком молодежном объединении. «Уже сегодня мы масштабируем этот радиопроект: собираем новости, другой контент с акцентом на движении российских немцев (но не только) из России, Казахстана, Германии, делаем подкасты с интересными людьми». Опыт у Марка есть, его интерес к радиовещанию – отдельная увлекательная история. О том, как лет в десять заинтересовался самим фактом передачи радиоволн, как экспериментировал с дедушкой в ловле радиостанций на домашний приемник, ходил в радиокружок. А в старших классах предложил свои услуги омской радиоредакции «Love Radio», организовал и вел для них страницу ВКонтакте, параллельно наблюдая и исследуя, как и что устроено на радиостанции, особенно с технической точки зрения. А потом и радиоведущим в программе «Big love message» стал, передавал приветы и поздравления в эфире, ставил песни по заявкам слушателей. А потоооом… открыл свою радиостанцию в небольшом городке Омской области, недалеко от немецкого села (в глубинке это сделать бюджетнее), уже будучи московским студентом! Провещала она три года в формате музыкальной радиоволны формата «Европа плюс», и стала очередным успешным проектом в биографии амбициозного Марка Розенфельда. Теперь вот эти медиа-амбиции Марк реализует в рамках движения российских немцев: «Спасибо НМО, когда в 2019 году я принял участие в своём первом проекте НМО, в международном обмене, и попал в Берлин, я невероятно загрузился энергетикой сообщества, познакомился ближе с европейским менталитетом. Вернулся оттуда совершенно другим человеком». 

Амбициозность, мечта стать успешным человеком, состояться как специалист и как общественный деятель (а в будущем, может быть, и другие таланты откроются) – все это, повторяет Марк, от немецких кровей. С родственниками по отцу Марк пока не общается, они уехали в Германию еще до его рождения. Прадеды по материнской линии – из Волынской губернии, в период 1905-1915 годов переехали оттуда в Сибирь, прабабушка в Томске родилась. Историю предков-немцев Марк намерен изучать и дальше, обратиться в архивы, в том числе в бундес-архив:

– Документов мало сохранилось, моя родня, в том числе и дедушка, сейчас активно собирают по многочисленным родственникам любые артефакты из прошлого – фотографии и их сканы, копии справок, писем, свидетельств о рождении, о браке и тому подобное. Вглубь, в века дошли пока вот до Волыни, до 1895 года. Кто-то из родни в трудлагерях Свердловской и Челябинской областей погиб, кто-то уехал в Киргизию, в Казахстан. Будем искать дальше, узнавать, как предки в Волынской губернии оказались в Сибири. У нас в роду, кроме Розенфельдов, еще Лихтнеры, Буссы, я по всем фамилиям веду поиски. Вот за что мы большое спасибо прадедам говорим, так это за то, что они не побоялись в графе «национальность» при рождении детей и при получении паспортов ставить «немцы». Это благодаря моей прабабушке, насколько я знаю, ее заслуга.   

Понятно, что на ближайшее будущее у Марка планов громадье. Совершенствоваться в немецком языке, прокачивать навыки и компетенции руководителя, бизнес-экономиста. Освобождать время на любимые ночные прогулки с друзьями по Москве. Завоевывать свои новые маленькие и большие Олимпы да еще и с результатом в 101%. По-прежнему оставаться честным с самим собой. И мечтать – о возможном и невозможном. 

– На фортепиано хочу научиться играть. Всегда, когда слышу красивое исполнение музыки на этом инструменте, мне представляется, что ведущий концерта объявляет: «А сейчас свое произведение исполнит композитор Марк Розенфельд!». 

 

Обращаем ваше внимание, что вы или ваши знакомые — молодые профи из числа РН — можете стать героем данной рубрики! Заполните заявку и мы свяжемся с вами: https://forms.gle/76vQy7X7yYrN13AR6