Путь в сферу компьютерной безопасности лежит… через экономику. Во всяком случае у Александра Хелльберга именно так и произошло. Ведь нынешний многоликий век всё чаще низвергает шаблоны и стереотипы и даёт возможность молодым специалистам воплощать свои планы по самым разным сценариям. 

– Техника мне с детства была интересна, компьютерные технологии, в частности. Интересно было узнать, как там и что внутри у устройств, как это работает. Изучал технику методом «научного тыка» и в 10, и в 12, и в 14 лет (кстати, иногда и до сих пор). С появлением интернета в доме и на телефоне старался разобраться, что к чему, как устроено там, «под капотом».

Но учиться после школы Александр пошел не на «айтишника», а в Калининградский государственный технический университет на специальность «Экономика и управление в агропромышленном комплексе». Можно сказать, прагматичность и тяга к точным наукам сработали. «Думал, что буду в этой сфере и работать. В Калининградском регионе сельское хозяйство достаточно развито, да и вообще в России агропромышленность – перспективная отрасль, очень востребованная. Если посмотреть статистические данные, то по объёму выработки и экспорта сельхозпродукции в России намного больше, чем продукции нефтегазовой промышленности. Но в итоге, проучившись на управленца-экономиста в АПК, я ушел в сферу IT». 

Первое высшее образование, полученное в 2013 году, всё равно пригождается: и в сфере информационных технологий без финансов никуда – нужно то смету составить, то бюджет просчитать, то расходы спланировать, аналитика данных тоже присутствует, как автоматизированная, так и ручная. А чтобы успешнее войти на рынок IT-специалистов, Александр в 2015 году окончил профессиональный институт повышения квалификации ФНС России по направлению «Информационная безопасность». Два года проработал в Калининградском научно-исследовательском центре информационной и технической безопасности (КГ НИЦ), а ещё ранее, до центра занимался такой же деятельностью, защитой данных и информации, в региональном отделении Федеральной налоговой службы. Ну а год назад собрал чемодан и – уехал в Ямало-Ненецкий округ, с октября прошлого года работает там по предложению одной из компаний.

– Мой спектр обязанностей – это защита конфиденциальных (персональных данных, документов ограниченного доступа) данных, защита информации, передаваемой по сетевому трафику, настройка и внедрение аттестованных машин, в том числе в изолированных сетях, доступ к которым имеется только у определённой группы людей; проведение аттестации в помещениях, где проводятся конфиденциальные разговоры, и много-много всего такого же интересного. Главная основа информационной безопасности – состояние сохранности информационных ресурсов и защищенности законных прав личности и общества в информационной сфере, а также процесс обеспечения конфиденциальности, целостности и доступности информации. Люблю свою работу, можно даже сказать, что я не работаю, а живу своим делом, ведь если найдёшь дело по душе, то, как говорят философы, не проработаешь ни дня в классическом понимании этого термина, когда ежедневные обязанности воспринимаются как обуза.

Что привлекает в работе больше всего? В этом вопросе Александр успел определиться: нравится, что постоянно выставляются нестандартные задачи, меняется программное обеспечение, вслед за этим меняется практически всё в уже отлаженной системе, и внешние, и внутренние девайсы, и надо в этот отлаженный механизм вносить изменения. «Законодательство постоянно трансформируется, и надо в системах всё зависящее от правового поля в соответствие приводить. Для кого-то такие подвижки – суета, а по мне – это плюс, рутина отсутствует в такой схеме, не успеваешь закостенеть в ней».

При этом Александр говорит, что, работая в разных местах и условиях, он понял: ему одинаково интересно и с нуля начинать выстраивать систему безопасности, и там, где уже есть какая-то база.

Что самое главенствующее в роли «агента 007» информационной безопасности? Александр считает, что самое важное, как говорил Шерлок Холмс, – в деталях!

–  Без этого можно упустить нечто, что приведёт к утечке данных, либо ко взлому, ущербу репутации фирмы и тому подобному. Так что без внимательности и усидчивости никак. Сами же видите нередко в новостях, например, что хакеры взломали базу данных, и скачали персональные данные миллионов людей, внедрили вредоносное ПО или получили теневой доступ к ресурсам и базам данных. Профилактикой и предупреждением таких ситуаций как раз и занимается специалист по информационной и технической безопасности вместе с другими членами команды, системным администратором, проверяют слабые, уязвимые места, настраивают защиту. Также немаловажно стоит уделять внимание изучению нерегламентированных возможностей программного обеспечения ЭВМ и аппаратного обеспечения (низкоуровневые языки программирования – ассемблер). Если проще, но все-таки на профессиональном сленге – выявление уязвимостей «нулевого дня».

Внимание к деталям, этакий профессиональный перфекционизм – это, возможно, как считает Александр, на генетическом уровне у него «зашито». Передалось по наследству от предков немецкого происхождения. Александр пока немного узнал исторических фактов своей семейной истории с этой стороны. Вплоть до 2019 года прадед числился без вести пропавшим, но правнук нашёл данные, что тот погиб в бою 20 ноября 1942 года под Брянском, находясь в обороне на Брянском фронте. Причем прадед 1906 года рождения воевал и в советско-финской войне в 1939-1940 годах, был буденовцем, и в Великой Отечественной. Правда, чтобы сражаться за родину, ему пришлось поменять имя и фамилию на русские. Такое дозволялось, если человек был весьма нужным специалистом в войсках – зенитчиком, наводчиком, механиком, мог допросить на немецком языке пленных врагов. Прадед Александра как раз и был таковым. Прабабушка была селянкой с Брянщины, вплоть до 1946 года и последующего переезда на становление Калининградской области. Практически всю войну прожила с четырьмя детьми в землянке, в поле возле родного села после того, как гитлеровцы выгнали их из дома. В этом доме, кстати, прабабушка пекла хлеб по ночам партизанам. Просто чудом они выжили, ведь каратели за это расстреливали на месте, если узнавали. Как рассказала Александру мать, их выводили из дома – детей, стариков, женщин, ставили возле стены и стреляли над головами, выпытывая, где хлеб, продукты и когда приходили партизаны. Хлеб хранили в сундуке для бойцов сопротивления, прабабушка не давала его даже своим детям. Дом потом сожгли при отступлении, когда Красная Армия перешла в наступление. Но как рассказывала бабушка матери, у них даже была корова, которая сама к ним пришла к землянке. Она и спасла их от голода. Как и дары Брянского леса и полей. Все дети пережили войну, но в 1946 году вторая дочь, сестра бабушки, всё же умерла от слабости и недоедания. Сложно искать информацию и корни, та земля горела вместе с людьми, домами, городами. Церковных метрических книг уже не найти, всё было предано огню. 

– Всё, что знаю – это от матери, и то, что удаётся собрать по очень маленьким крупицам. Прабабушка ждала своего мужа с войны всю жизнь, до своей смерти в 1992 году. 

Предки по отцу жили на Смоленщине, отец со Смоленщины вместе с мамой уехали в Калининградскую область, когда мама окончила обучение в Смоленском педагогическом институте в 1984 году.

– Про прадеда со стороны отца я ещё меньше знаю. Отец только рассказывал, что у него была тяжелая судьба: был селянином всю свою жизнь, пережил первую мировую и гражданскую войны, выжил, когда население расстреляли «красные», загнав в амбар, раненым пролежал несколько дней под убитыми, потом скрывался, и после умер от чахотки. Отец меня и немецкому языку учил и прививал немецкий «орднунг» – что нужно всё делать хорошо, разбираться в своём деле досконально, причём во всём и везде. Было тяжко, но теперь я могу сказать ему только спасибо. Как и матери, которая всегда твердила, что необходимо быть усидчивым в своих делах и учёбе. Традиции немецкой культуры, правда, мало сохранились, и то, сейчас их инициирую больше я – готовить национальные блюда, справлять протестантские Пасху и Рождество, хотя родители, сестра и я крещены в православии. 

Свою «немецкость» Александр воспринимает просто как данность, говорит, что осознает, что представители российских немцев – другие, но то же самое можно сказать о представителях любой другой народности и национальности, как на территории России, так и во всём мире. И в то же время он рад, что есть возможность вливаться в движение российских немцев: состоит в молодёжном клубе российских немцев «RuDeKinder», год назад ездил на проект НМО в Саратов, а в июле этого года участвовал в ещё одном проекте, в «Национальной деревне» в Омске.

Если в работе Александр строго техничен и технологичен, то часть его хобби можно отнести к гуманитарно-лирическим. Любит читать, причём читает постоянно, насколько свободное время позволяет. «Я даже хотел (и до сих пор хочу, жду новый набор) поступать в аспирантуру по религиоведению и философии, уже несколько лет изучаю специальную литературу по этим направлениям и писания конфессий». Пишет музыку, но в музыкальной школе проучился недолго, было не интересно, поэтому выучился музыкальной грамоте сам: по видеоурокам в интернете и методом проб и ошибок. «На midi-клавиатуре и гитаре по большей части творю, переношу звук в цифру. Чисто инструментальную часть: мне кажется, чистая музыка может выразить чувства, настроения, мысли гораздо глубже, лучше, чем в совокупности с вокальной партией».

Ну, и куда же без техно-хобби человеку, с детства увлекающемуся гаджетами и техникой? Александр обожает вождение автомобиля, постоянно оттачивает этот навык. Нравится и заниматься своим авто, модифицировать, улучшать, испытывать и дорабатывать. 

– Машина у меня достаточно надёжная и при этом конструктивно простая. Поэтому мне по нраву что-то усовершенствовать в ней. Готовлю её технически к предстоящей суровой ямальской зиме. У меня к любой технике особое и трепетное отношение: выбираю модели, будь то мобильный телефон, ПК, электронная книга или автомобиль так, чтобы пользоваться ими как можно дольше, можно сказать, беру «навсегда». 

В планах у Александра открыть свою маленькую мастерскую по обработке дерева, делать сувениры, вещи для быта и для души. Он с детства любит работать с этим природным материалом. А второе намерение – купить дом в родном регионе, какую-нибудь старую немецкую усадьбу, чтобы по-хозяйски обосноваться в ней. Такие вот мечты. Хотя нет, не мечты это. Как уточнил Александр, мечтать он не любит, предпочитает планировать и действовать. И уверен в том, что все события, всё, что случается с человеком, делает его лучше, опытнее. Или окружающий его мир делает лучше. Или и человека, и мир в совокупности. Эта уверенность, можно сказать, вечный двигатель Александра Хелльберга, помогает ему преодолевать трудности, переживать неприятности и идти по жизни дальше с оптимизмом.

 

Больше интервью с молодыми профессионалами из числа российских немцев ищите на нашем сайте!